Единый центр дистанционного образования. Экономика и развитие предприятия

Заочное дистанционное образование с получением государственного диплома через Internet
Карта сайта | Контакты | Главная |
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ТИПОЛОГИЯ НОВОВВЕДЕНИЙ  
НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ ИННОВАЦИОННОГО МЕНЕДЖМЕНТА  
ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДЕЛЫ И РАЗРЫВЫ  
ДИФФУЗИЯ НОВОВВЕДЕНИЙ  
ПОНЯТИЕ ИННОВАЦИОННОЙ СТРАТЕГИИ  
ИННОВАЦИИ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО  
ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ  
КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ РЕШЕНИЙ В ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  
КРИВАЯ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ОБЩЕСТВА И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ УКЛАДЫ  
РОЛЬ СФЕРЫ НИОКР В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ  
ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ СОВРЕМЕННОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ  
ПОКАЗАТЕЛИ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН  
НАУЧНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ  
Модель Ф. Агийона и П. Хоувитта  
Критика моделей эндогенного роста и пути их совершенствования  
ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ РЫНКА НОВОВВЕДЕНИЙ  
МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ РЫНКА НОВОВВЕДЕНИЙ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ПРОДУКЦИИ  
МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И ВИДЫ МАКРОИННОВАЦИОННЫХ СТРАТЕГИЙ  
МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ  
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРИОРИТЕТЫ И КРИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ  
ЦЕЛЬ И ПРИОРИТЕТЫ НАУЧНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ  
ОСНОВНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИННОВАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ  
Прямое государственное финансирование НИОКР и инновационной деятельности в промышленности  
Оценка эффективности бюджетных расходов на НИОКР  
Налоговое стимулирование  
Трансфер технологий  
Создание инновационной среды  
Реструктуризация сферы НИОКР  
Межгосударственные программы Западной Европы  
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ РЕГИОНАЛЬНОГО ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ  
ПЕРСПЕКТИВЫ ФОРМИРОВАНИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ ИННОВАЦИОННЫХ СТРАТЕГИЙ  
ФОРМЫ И МЕТОДЫ РЕАЛИЗАЦИИ СТРАТЕГИИ РЕГИОНАЛЬНОГО НАУЧНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ  
НАУЧНЫЕ (ИННОВАЦИОННЫЕ) ПАРКИ  
ИНКУБАТОРЫ МАЛОГО ИННОВАЦИОННОГО БИЗНЕСА  
НАУКОГРАДЫ, НАУЧНЫЕ ПАРКИ И ИННОВАЦИОННО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ЦЕНТРЫ РОССИИ  
ОСОБЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЗОНЫ  
ФАКТОРЫ ГЕНЕРАЦИИ НОВОВВЕДЕНИЙ В ОРГАНИЗАЦИИ  
ОРГАНИЗАЦИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ПРЕДПРИЯТИИ  
ФОРМИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ СТРАТЕГИЙ ПРЕДПРИЯТИЙ  
Детерминанты инновационного развития  
Стратегии групповых производственно-экономических систем  
Типология стратегий  
Портфель инновационных стратегий  
Стратегии научно-технической деятельности  
Связь затрат на НИОКР и результатов экономической деятельности корпораций  
Эволюция подходов к организации и управлению корпоративными НИОКР  
Международные технологические альянсы как элемент стратегии корпораций в условиях углубления глобализации  
ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР В ИННОВАЦИОННОЙ СТРАТЕГИИ ПРОМЫШЛЕННОЙ КОМПАНИИ  
ИНВЕСТИЦИОННЫЙ И ИННОВАЦИОННЫЙ АНАЛИЗ  
ПОНЯТИЕ О ДИСКОНТИРОВАНИИ  
ПРИНЦИПЫ ОЦЕНКИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ  
Показатели оценки инвестиций  
Определение ставки дисконтирования  
Формирование денежного потока инвестиционного проекта  
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ ВЕНЧУРНОГО КАПИТАЛА  
ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РИСКОВОГО ИНВЕСТИРОВАНИЯ  
ПРИОРИТЕТЫ ВЕНЧУРНОГО ИНВЕСТИРОВАНИЯ  
ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К СНИЖЕНИЮ ИНВЕСТИЦИОННЫХ РИСКОВ  
Снижение рисков в процессе выбора организационных форм осуществления венчурных инвестиций  
Снижение рисков в процессе отбора предпринимательских проектов  
Снижение рисков в процессе осуществления инновационных проектов  
ИСТОЧНИКИ ВЕНЧУРНОГО КАПИТАЛА  
ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ВЕНЧУРНОГО БИЗНЕСА  
ВАЖНЕЙШИЕ ПОНЯТИЯ И МЕТОДЫ ОЦЕНКИ РИСКОВЫХ ИНВЕСТИЦИЙ  
ПЕРСПЕКТИВЫ ВЕНЧУРНОГО ИНВЕСТИРОВАНИЯ В РОССИИ  
ПЕРСПЕКТИВЫ ВЕНЧУРНОГО ИНВЕСТИРОВАНИЯ В РОССИИ  
НОВАЯ РОЛЬ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ  
ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ РЫНКА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ РЕНТА  
ВИДЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ  
ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ПЕРЕДАЧИ ТЕХНОЛОГИЙ  
ОСНОВНЫЕ ВИДЫ ЛИЦЕНЗИОННЫХ ПЛАТЕЖЕЙ И РАСЧЕТ ЦЕНЫ ЛИЦЕНЗИИ  
ФРАНЧАЙЗИНГ  
ОЦЕНКА НЕМАТЕРИАЛЬНЫХ АКТИВОВ  
БОРЬБА С НАРУШЕНИЕМ ПРАВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ  
МИРОВОЙ ОПЫТ ОХРАНЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ  
РЫНОК ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В РОССИИ  
ЭВОЛЮЦИЯ ПОДХОДОВ К ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМУ ПРОГНОЗИРОВАНИЮ В ЭКОНОМИКЕ  
ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ТЕОРИИ И МЕТОДЫ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ  
ОСНОВЫ МЕТОДОЛОГИИ "ФОРСАЙТ"  
МИРОВЫЕ ПРОГНОЗЫ ИННОВАЦИОННО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ  
Информационные технологии  
Биотехнологии  
Новые материалы  
Защита окружающей среды  
Энергетика  
Освоение космического пространства  
Нанотехнологии  
ОСОБЕННОСТИ МАРКЕТИНГА ИННОВАЦИЙ  
ОСОБЕННОСТИ МАРКЕТИНГА В САМОСТОЯТЕЛЬНЫХ (КОНТРАКТНЫХ) НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЯХ  
МАРКЕТИНГ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ НОВОВВЕДЕНИЙ, СОЗДАННЫХ НА ПРОИЗВОДСТВЕ  
МАРКЕТИНГ ПЕРЕДАЧИ ТЕХНОЛОГИЙ В РАМКАХ ВЕРТИКАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ  
МАРКЕТИНГ ИННОВАЦИЙ, ИНИЦИИРОВАННЫХ ПОТРЕБИТЕЛЕМ  
МАРКЕТИНГ ИННОВАЦИЙ И СТРАТЕГИИ В УСЛОВИЯХ КОНВЕРСИИ НИОКР  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА НА ПРЕДПРИЯТИИ

Партнеры сайта

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

КЭА при принятии УР

 
 
 
 
 
 
 
 

Экономика машиностроительного предприятия

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

Международные технологические альянсы как элемент стратегии корпораций в условиях углубления глобализации

Характерной особенностью развития мировой экономики в по­следней трети XX в. стало углубление процесса глобализации. Она проявляется сегодня во всех без исключения индустриальных стра­нах, включая Россию. Оценки последствий глобализации крайне противоречивы и, вероятно, будут более понятны лишь позже. Од­нако в целом следует признать появление нового качественного состояния мировой экономики и внести соответствующие коррек­тивы в наши представления о многих других экономических про­цессах и явлениях, в том числе о механизмах инновационно-тех­нологического развития [23].

Одной из основных движущих сил глобализации являются не­сколько десятков тысяч транснациональных корпораций, которые имеют в разных странах сотни тысяч своих филиалов. На их долю сегодня приходится примерно четверть мирового производства и примерно треть производства тех стран, к которым они официаль­но относятся.

Глобализация ведет к неизбежному обострению межфирменной конкуренции. Промышленные компании и предприятия разных стран мира вынуждены ориентироваться при организации производства на лучшие технические решения, приспосабливая их к условиям и потребностям локальных рынков. В итоге появляются мощные стимулы для торговли технологиями и углубления международной научно-технической кооперации на принципах стратегического партнерства в рамках неформально складывающихся трансна­циональных олигополистических группировок, имеющих общие экономические интересы.

Включаясь через такие партнерства в международное разде­ление труда, предприятия из стран с менее развитой экономикой укрепляют свои позиции на внутреннем рынке, получают доступ к передовым технологиям и ресурсам на их освоение. Крупнейшие промышленные компании мира получают от подобной кооперации ряд преимуществ перед конкурентами при освоении новых для себя рынков. Все это способствует в конечном счете как скорей­шему удовлетворению формирующихся под воздействием техно­логического прогресса новых потребностей населения в различных частях земного шара, так и повышению эффективности использо­вания имеющихся общественных ресурсов.

Появление необходимых технологических возможностей для быстрого перемещения потоков капитала, экономической и науч­но-технической информации в режиме реального времени в соче­тании с имеющимися в регионах ресурсами человеческого капи­тала ведет к концентрации инвестиций в наиболее перспективных с экономической точки зрения направлениях, ускорению новых радикальных технологических нововведений и тем самым к повы­шению темпов экономического роста (рис. 7.8).

Следует ожидать, что в XXI в. процесс производственной и технологической интеграции продолжится еще более высокими темпами и превратится из устойчивой тенденции в глобальное экономическое явление.

Это произойдет под влиянием многих причин, среди которых на переднем плане находятся:

1)   формирование глобального финансового и фондового рынка;

2)   обострение международной конкуренции и усиление ее гло­бального характера;

3)   рост масштабов экономической деятельности транснациональ­ных корпораций;

4)   совершенствование и дальнейшее развитие средств связи, в том числе на основе создания глобальной сети Интернет, при­менения оптоволоконных линий и запуска специальных искус­ственных спутников Земли;

5)   истощение природных ресурсов и загрязнение окружающей среды [1; 14].

Вместе с тем кризис 1997—1998 гг. на фондовых и валютных биржах стран Юго-Восточной Азии, перекинувшийся затем на Россию и ряд стран Латинской Америки, и резкое падение рынка акций высокотехнологичных компаний со второй половины 2000 г. свидетельствуют о том, что глобализация технологического раз­вития не дает гарантий для обеспечения устойчивого роста в дол­госрочной перспективе. Нельзя a priori исключать в будущем негативного влияния на всю сферу НИОКР и особенно наукоемкий бизнес незначительных (и даже порой случайных) локальных воз­мущений глобального рынка капиталов.

Тем не менее весь опыт человечества свидетельствует о том, что повернуть вспять ход истории невозможно. Все равно возобладают объективные по сути экономические процессы, способствующие концентрации человеческого капитала и максимизации эффекта от увеличения масштабов производства при снижении сопутствую­щих трансакционных издержек. Следовательно, мы должны быть готовы к тому, что, несмотря на весь свой противоречивый харак­тер, технологическая глобализация будет и в дальнейшем расши­ряться и углубляться.

Определенный запас прочности технологическому сотрудни­честву придают относительно новые формы международного парт­нерства, отчетливо проявившиеся в 90-е гг. К ним, в частности, относится развитие научно-технической, производственной и маркетинговой кооперации на основе формирования стратеги­ческих альянсов.

Последние означают такую организацию кооперации между промышленными компаниями разных стран, при которой все участники:

1)   вносят свой вклад в достижение общих целей в рамках вы­бранной для сотрудничества области;

2)  разделяют между собой все выгоды от подобного сотрудниче­ства и пользуются правом контроля за его осуществлением;

3)   сохраняют при этом формальную самостоятельность и не­зависимость друг от друга [22].

На доконкурентных стадиях совместного освоения новых про­дуктов или технологий преобладают стратегические альянсы, на­целенные на проведение НИОКР. На более поздних конкурент­ных стадиях также распространены производственные и маркетин­говые альянсы.

Прообразом современных международных стратегических аль­янсов (и одной из организационных форм, сохраняющих свое зна­чение до настоящего времени) можно назвать совместные пред­приятия, которые создаются крупными компаниями в целях раз­деления рисков при осуществлении крупных проектов.

Однако сегодня стратегические альянсы создаются не только для разделения затрат на освоение новых видов продукции или услуг, но и для других целей, например хеджирования (страхования) на случай более успешного продвижения конкурирующих технологи­ческих стандартов, получения доступа к дефицитным ресурсам или новым рынкам. К этой форме стратегического менеджмента при­бегают как мелкие и средние, так и самые крупные промышленные компании. Так, Xerox и Corning Glass известны своей привержен­ностью к созданию совместных предприятий для выхода на новые рынки и получения доступа к новым технологиям. Для этих же целей применяются технологии слияния и поглощения.

Важной целью формирования альянсов по-прежнему остается совместное освоение новых технологий на ранних стадиях инно­вационного цикла.

Назвать точное количество действующих сегодня альянсов дос­таточно сложно. Одни из них создаются в ответ на возникающие экономические потребности, другие прекращают свое существо­вание по мере выполнения поставленных задач, изменения эко­номической обстановки или возникновения противоречий между партнерами.

Особый интерес с точки зрения перспектив инновационно-тех­нологического развития представляет формирование международ­ных стратегических технологических альянсов.

Основные причины, заставляющие промышленные фирмы при­влекать партнеров к проведению совместных научных исследова­ний и разработок, объясняются существованием многочисленных и труднопредсказуемых рисков, связанных с получением нового знания и его коммерциализацией. В последние два десятилетия эти риски еще более возросли в силу роста темпов технологического развития и усиления его междисциплинарной природы.

Сильным стимулом к формированию технологических альянсов с точки зрения долгосрочной стратегии ведения бизнеса стали от­меченные выше процессы углубления глобализации и, как следст­вие, обострение конкуренции в глобальных масштабах. Можно говорить о том, что каждый технологический альянс носит по сути стратегический характер.

В сложившихся условиях сотрудничество в рамках исследова­тельских и технологических альянсов (далее будем использовать для них общий термин — "технологические альянсы") позволяет каждому из участников снизить собственные затраты на проведе­ние НИОКР и сопутствующие этому риски, получить в ряде случа­ев взаимовыгодный доступ к ноу-хау, интеллектуальным и неко­торым другим видам коммерческих ресурсов своих партнеров.

Новые тенденции в организации НИОКР в коммерческом секторе нашли быстрое подкрепление в законодательных актах ряда стран, направленных на создание более благоприятных условий для пере­дачи технологий и формирования технологических альянсов на национальном уровне (подробнее см., в частности [15; 16]).

Согласно опубликованным данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) на долю технологических альянсов приходится в общей сложности 23% всех альянсов в странах Север­ной Америки, 14% всех альянсов в Западной Европе и 12% альян­сов в странах Азии. Причем в Северной Америке доля исследова­тельских и технологических альянсов на рубеже 2000 г. оказалась даже выше, чем доля альянсов производственного назначения.

Параллельно с формированием технологических альянсов на национальном уровне под влиянием глобализации активизировал­ся аналогичный процесс с участием промышленных фирм разных стран. По статистике базы данных С ATI, которая ведется многие годы сотрудниками Института экономических исследований техно­логий и инноваций в Маастрихте (Нидерланды), в 1980—1989 гг. было сформировано 3826 международных технологических альян­сов. В 1990—2000 гг. их количество выросло еще на 6477. Пика этот процесс достиг в 1995 г., когда появилось 812 новых техноло­гических альянсов (рис. 7.9).

Большинство международных технологических альянсов вклю­чают компании из США, стран Западной Европы и Японии. В 80-е гг. американские компании присутствовали в 64% подобных альянсов, в 1990—2000 гг. степень их участия выросла до 80%. Аналогич­ный показатель у западноевропейских компаний составил около 42%, а у японских — 14%.

На рис. 7.10 представлена динамика изменения соотношения меж­региональных и внутрирегиональных технологических альянсов в 1980—1989 и 1990—2000 гг. Нетрудно заметить, что здесь наблюда­ется увеличение доли участия в межрегиональных альянсах ком­паний из стран Западной Европы и Японии (в последнем случае она доходит почти до 90%). Одновременно бросается в глаза более сбалансированное распределение технологических альянсов с уча­стием американских компаний. Эту особенность можно с большой степенью уверенности объяснить масштабами и тенденциями раз­вития существующих региональных рынков новых технологий, что подтверждается опубликованными в научной литературе данными об отраслевой структуре распределения технологических альянсов.
Из этих данных следует, что основная часть внутри- и межре­гиональных технологических альянсов приходится в последнее деся­тилетие на сферу информационных технологий, где все это время наблюдалась высокая инновационная активность, связанная с ос­воением базисных нововведений пятого технологического уклада (микропроцессоры, персональные компьютеры, цифровые техноло­гии, мобильная связь и пр.). Причем среди технологических альянсов, образованных компаниями США и Японии, а также компаниями Японии с компаниями других стран, альянсы в области информа­ционных технологий составляют соответственно 57 и 54%.
 

В последние десятилетия основная часть международных стра­тегических технологических альянсов приходилась на информационные технологии. Информационный сектор намного опережал по этому показателю не только занимавший второе место сектор биотехнологий, но и все другие направления технологического сотрудничества, вместе взятые. Достаточно отметить, что в 1991 г. он дал 55% всех вновь созданных международных технологи­ческих альянсов. Однако во второй половине 90-х гг. эта тенден­ция стала ослабляться.  Одновременно начался интенсивный рост количества международных технологических альянсов в области биотехнологии. К 2000 г. это направление впервые стало лидером по количеству формирующихся международных технологических альянсов (рис. 7.11).

Что касается используемых форм организации взаимодействия партнеров в рамках технологических альянсов, то следует отме­тить, что за последние годы они претерпели существенное измене­ние. Согласно данным J. Hagedoorn и др., в начале 70-х гг. боль­шая часть научно-исследовательских партнерств представляла по сути исследовательские корпорации, базирующиеся на акционер­ном участии заинтересованных учредителей. Однако уже к сере­дине 90-х гг. ситуация коренным образом изменилась — более 85% исследовательских партнерств не предусматривали инвестиций в форме акционерного капитала [5].

Этот заметный сдвиг объясняется в основном тем, что неакцио­нерные формы партнерства обеспечивают большую степень органи­зационной гибкости. В то же время самое незначительное участие в технологическом альянсе любой организационной формы дает широкие преимущества в плане возможностей для дальнейшего использования полученных совместно результатов исследований. Технологическим альянсам можно в любой момент придать иную организационную форму, более приемлемую для решения конкрет­ных практических задач коммерциализации новых технологий.

На сегодняшний день используется достаточно широкий спектр организационных форм, которые принимают международные стра­тегические альянсы. Это многообразие отражает различия в степени организационной взаимозависимости партнеров внутри альянсов и уровень их интернационализации (рис. 7.12) [7].

На нижнем уровне показанной на рисунке схемы находятся полностью независимые друг от друга фирмы, осуществляющие между собой лишь отдельные сделки на наличном рынке. Верхний уровень представляет отношения абсолютной взаимозависимо­сти компаний. Если материнская и дочерняя компании действуют на территории разных стран, то этот случай соответствует, по R. Narula и У. Hagedoorn, полной интернационализации рассмат­риваемого бизнеса.

В промежутке между этими уровнями находятся две большие группы возможных форм отношений между компаниями с различ­ными уровнями взаимозависимости и интернационализации. При этом на более высоком уровне находятся организационные формы с использованием акционерного участия.

В целом за последние два десятилетия наблюдается устойчивая тенденция к эволюции международных стратегических альянсов от акционерных форм участия к неакционерным. Это особенно ха­рактерно для стратегических технологических альянсов. Удельный вес неакционерных форм вырос с 53,1% в 1980—1984 гг. до 73,3% в 1990—1994 гг. Причем наблюдаемый прирост происходил в ос­новном за счет увеличения количества соглашений о проведении совместных НИОКР.

Объяснение данной тенденции следует искать в том, что согла­шения о сотрудничестве с использованием обмена акциями пред­ставляют более сложные формы управления и контроля, занимают больше времени в процессе установления или ликвидации. Кроме того, глобализация способствовала сокращению жизненного цикла продукции в ряде быстро развивающихся областей, в частности в информационном секторе экономики. Параллельно возрастала кон­куренция за лидерство в технологической гонке, что также подтал­кивало фирмы к использованию контрактных форм соглашений, обеспечивающих большую стратегическую гибкость в отношении происходящих технологических изменений.

Продвижению контрактной формы также способствовали про­исходящие в условиях глобализации синхронизация и гармониза­ция правовой среды и регуляторных отношений между странами. Существенную роль в этом сыграло создание Европейского Союза и деятельность таких международных структур, как Всемирная торговая организация и Всемирная организация по правам интел­лектуальной собственности.

Наконец, определенное значение имеют накопленный опыт международного партнерства, формирование устойчивых связей между фирмами и укрепление доверия между ними.

В результате участие в международных альянсах стало рас­сматриваться фирмами не только как практическая возможность обеспечить снижение издержек в краткосрочной перспективе, но в большей мере как средство повысить конкурентоспособность и реализовать цели стратегического развития (т.е. фактически мак­симизировать прибыль на длительном интервале времени).

В целом выбор той или иной формы альянса зависит в конечном счете от многих причин, в том числе от конкретных отраслей эконо­мики и уровня "зрелости" технологии. По мнению зарубежных уче­ных, сотрудничество на основе акционерных форм более харак­терно для относительно зрелых и сложившихся отраслей, в то время как неакционерные формы получили большее распространение в наукоемких отраслях экономики. Соглашения на основе акционер­ных форм участия могут быть более приемлемы и в тех случаях, когда ставится задача обучения и последующего переноса полученного опыта в материнскую компанию (например, при подготовке экспан­сии на новом рынке или при одновременном совмещении фирмой функций производства и проведения научных исследований).

В какой мере процесс глобализации технологического развития затрагивает российские промышленные предприятия? Опубликован­ная статистика наводит на мысль о том, что по крайней мере до сере­дины 1990-х гг. российские промышленные предприятия в целом находились на периферии процесса международной технологиче­ской интеграции. Однако нельзя не заметить, что в последние годы в ряде отраслей произошли заметные изменения, обусловленные существованием взаимно комплементарных экономических интере­сов российских предприятий и крупных зарубежных компаний.

Анализ ситуации, сложившейся в автомобильной промышлен­ности, свидетельствует о том, что уже к августу 1998 г. большин­ство российских автозаводов имели крупномасштабные проекты по совместному производству хорошо известных брэндов легко­вых автомобилей в рамках стратегических альянсов с крупнейши­ми зарубежными транснациональными компаниями.

Интерес к активному международному сотрудничеству со сто­роны российских производителей был продиктован необходимо­стью ассимилировать новые передовые технологии и найти допол­нительные инвестиционные ресурсы для технологического осна­щения и модернизации производства. Кроме того, они нуждались в освоении новых методов управления, адекватных условиям пе­рехода к рыночной экономике. Основным мотивом формирования альянсов с российскими автозаводами у крупнейших зарубежных автомобильных компаний было стремление обеспечить себе бла­гоприятные условия для выхода на новый, потенциально большой и еще не насыщенный рынок. Речь шла в первую очередь о сниже­нии входных барьеров и получении определенных преимуществ перед другими зарубежными конкурентами.

Разразившийся в августе 1998 г. финансовый кризис заставил пересмотреть ранее составленные бизнес-планы международного сотрудничества. Девальвация рубля сделала автомобили отечест­венного производства более конкурентоспособными по сравне­нию с зарубежными. Существенно упала покупательная способ­ность основной части населения. В итоге изменились масштабы и сроки начала реализации намеченных проектов. Некоторые из них по разным причинам прекратили свое существование ("ЕлАЗ"— "Дженерал моторе", "Ижмаш"—"Шкода").

Однако большинство альянсов все же сохранилось в том или ином виде. Это является лучшим свидетельством их стратегиче­ского характера, а также мирового значения российского автомо­бильного рынка в условиях глобальной конкуренции. Такой вывод подтверждается появлением ряда новых серьезных бизнес-планов по созданию международных альянсов в автомобильной промыш­ленности России уже после августовского кризиса, в том числе подписанием "АвтоВАЗом" и "Дженерал моторе" соглашения о совместном производстве легковых автомобилей летом 2001 г

Это соглашение, первые плоды которого уже оценил российский рынок, предусматривает, в частности, предоставление иностранных инвестиций и технологий на сумму 233 млн долл. (рис. 7.13).

О заметных структурных сдвигах, которые происходят в автомо­бильной отрасли России под воздействием международного сотруд­ничества, свидетельствуют данные табл. 7.4.

Большие преобразования, связанные с переходом всей эконо­мики к рыночным отношениям, претерпела в России за последние 10 лет сфера телекоммуникаций. В результате приватизации разру­шилась монополия государства на развитие этой отрасли и управ­ление ее предприятиями. В то же время государство перестало быть главным источником финансирования. Заметную роль стали играть рыночные силы, что особенно характерно для появившихся в 90-е гг. новых направлений, таких как мобильная связь и Интернет.

Расширение международного сотрудничества явилось в 90-е гг. одним из основных факторов, способствовавших технологиче­скому развитию и модернизации российских предприятий связи. Оно обеспечило в новых экономических условиях дополнительные прямые иностранные инвестиции и товарные кредиты на закупку нового, современного оборудования.

Побудительными мотивами к сотрудничеству с российскими парт­нерами для иностранных компаний были и во многом остаются до настоящего времени наличие большого и еще далеко не насы­щенного рынка, предсказуемый стабильный спрос на современное оборудование связи, соперничество с другими зарубежными ком­паниями за место на перспективном российском рынке.

Основные направления международного сотрудничества в этот период — развитие региональных сетей стационарной связи, замена цифровыми морально устаревших аналоговых линий, создание сетей мобильной связи, развитие систем спутниковой связи, распростране­ние Интернета и электронной коммерции, оснащение современным оборудованием операторов стационарной и мобильной связи.

Для каждого направления характерен свой набор конкретных организационных форм международного сотрудничества. Их выбор определялся главным образом масштабами необходимых инвести­ций, финансовыми рисками, размером рынка, особенностями его государственного регулирования, возможностями передачи техно­логий в обоих направлениях и т.п. Наиболее широко использова­лось создание совместных предприятий, приобретение зарубеж­ными партнерами акций российских предприятий связи, предос­тавление кредитов на закупку оборудования, проведение НИОКР и выполнение совместных работ на контрактной основе.

Кризис в августе 1998 г. привел к уменьшению иностранных кредитов на закупку оборудования и прямых иностранных инве­стиций по итогам 1999 г., а также помешал продаже акций ряда российских предприятий связи в 1998—1999 гг. Однако основные последствия этого кризиса были преодолены уже к 2000 г. Резуль­татом улучшения ситуации стало новое повышение интереса ино­странных компаний к российскому рынку телекоммуникаций.

Представленные цифры лишний раз подтверждают наличие значительных возможностей для бизнеса в России, которые стали особенно благоприятными в последние годы благодаря заметной стабилизации в стране экономической обстановки. Не случайно сегодня отмечается заметное повышение активности многих круп­нейших иностранных компаний на российском рынке ИКТ.

Очевидно, что для поддержания высоких темпов роста в сред­несрочной, а тем более в долгосрочной перспективе России потре­буются значительные инвестиции, новое современное технологиче­ское оборудование, хорошо обученный, квалифицированный персо­нал, современные методы управления. Все это создает широкое поле для совместной деятельности российских и зарубежных компаний в рамках взаимовыгодных стратегических альянсов.

Следует особо подчеркнуть, что российским компаниям есть что предложить иностранным партнерам помимо быстрорастущего внутреннего рынка. В частности, уже многие годы успешно разви­вается международное сотрудничество в области спутниковой связи. Здесь на нашей стороне не только выгодное географическое поло­жение, но и передовые космические технологии. В России имеют­ся значительные интеллектуальные ресурсы, накопленные благо­даря сложившейся за многие годы одной из лучших в мире систем физико-математического и технического образования. Пока еще явно недостаточно используются в рамках международного раз­деления труда возможности российских разработчиков програм­мных продуктов. Впрочем, и на этом направлении сегодня проис­ходят определенные подвижки — за последние годы иностранные компании создали в России целый ряд центров разработки про­граммного обеспечения [13].

Изучение опыта международного сотрудничества российских предприятий с зарубежными компаниями в представленных секто­рах экономики свидетельствует о существовании как позитивных, так и негативных примеров. В ряде случаев у партнеров по бизнесу возникали серьезные проблемы, приводившие к прекращению нача­тых совместных проектов. Такие проблемы были связаны, в част­ности, с появлением конфликтов интересов, разными представле­ниями о культуре корпоративного управления, несовершенством российской нормативной базы, трудностями переходного периода и другими причинами. Однако в целом международное технологиче­ское сотрудничество играет сегодня важную роль в стратегии раз­вития многих российских предприятий как в уже представленных, так и в ряде других отраслей российской экономики.

Суммируя сказанное, можно сделать общий вывод о том, что участие в международных стратегических технологических альян­сах можно рассматривать как одно из перспективных направлений реализации стратегических приоритетов инновационно-технологического развития России. С помощью этой формы взаимовыгодного международного сотрудничества российские предприятия имеют возможность получить доступ к передовым технологиям, инвести­циям, новым научным знаниям и прочим видам ресурсов, необхо­димым для современного технологического развития. Международ­ные технологические альянсы можно также рассматривать как форму обучения российских специалистов инновационной деятельности в условиях рыночных отношений. Наконец, благодаря участию в подобных альянсах в перспективе открываются новые возможности для продвижения наукоемкой продукции российских предприятий на внешние рынки. Однако все это возможно лишь при условии успешного решения ряда общих экономических и организационно-управленческих проблем, которые нередко возникают в процессе международного технологического сотрудничества.



Типология стратегий Портфель инновационных стратегий Стратегии научно-технической деятельности Связь затрат на НИОКР и результатов экономической деятельности корпораций Эволюция подходов к организации и управлению корпоративными НИОКР ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР В ИННОВАЦИОННОЙ СТРАТЕГИИ ПРОМЫШЛЕННОЙ КОМПАНИИ ИНВЕСТИЦИОННЫЙ И ИННОВАЦИОННЫЙ АНАЛИЗ ПОНЯТИЕ О ДИСКОНТИРОВАНИИ ПРИНЦИПЫ ОЦЕНКИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ Показатели оценки инвестиций 

{LTS}

Партнеры сайта
 
Реклама:

Рассылки Subscribe.Ru
Современное образование
Подписаться письмом


Новости:


Начинается набор на курсы повышения квалификации!
подробнее   >>>
 

Приглашаем принять участие в конференциях!
подробнее   >>>
 

Поздравляем с Днем науки!
Поздравляем с Днем науки!
подробнее   >>>
 

Проводится набор на дистанционные курсы повышения квалификации 'Информатизация образовательного процесса. Электронное обучение'
подробнее   >>>
 

Проводится набор на дистанционные курсы повышения квалификации 'Информатизация образовательного процесса. Электронное обучение' Приглашаются преподаватели и сотрудники образовательных учреждений
подробнее   >>>
 

ИНСТИТУТ МЕНЕДЖМЕНТА, ЭКОНОМИКИ И ИННОВАЦИЙ проводит набор студентов на 2014-2015 учебный год
подробнее   >>>
 

Автономная некоммерческая организация высшего профессионального образования ИНСТИТУТ МЕНЕДЖМЕНТА, ЭКОНОМИКИ И ИННОВАЦИЙ проводит набор студентов на 2014-2015 учебный год
подробнее   >>>
 


все новости...